Липовые иски

16 Сентября 2015

Фальшивые иски о банкротстве пока не стали настоящим бедствием, но уже многие участники правового рынка замечают рост их популярности в долговых войнах. Предпосылки этому заложены в самой процессуальной возможности любого человека подать любой иск к кому угодно. "Система по умолчанию отображает сведения обо всех заявлениях еще до того, как иск попадет в канцелярию и будет распределен судье", — поясняет руководитель практики разрешения споров Rightmark group Павел Ильиных.

В случае необоснованности заявление о банкротстве будет возвращено заявителю, но на это уйдет от 3 дней до 2 недель, и все это время карточка банкротного дела будет мозолить глаза кредиторам компании и наносить ей репутационный урон. Для некоторых должников такой урон может оказаться фатальным.

Забыли, что погашен

Один из последних случаев — иск о банкротстве ЗАО "Дети", оператора одноименной торговой сети детских товаров, от производителя косметики концерна "Калина". "Дети" уверяют, что долг перед концерном — 1,2 млн рублей — давно погашен и предъявляют письмо из самой "Калины" о том, что она иска не подавала и претензий не имеет. Однако сразу после этого иска заявление о банкротстве одной из структур группы "Дети" подал уже Альфа–Банк.

В похожей ситуации уже оказывались "Интарсия", "Дальпитерстрой" и Петербургская лизинговая компания, которые также получали иски о банкротстве от кредиторов, которые заявляли, что не подавали таких исков. "Интарсия" и "Дальпитерстрой" отделались неприятными разговорами, а вот ПЛК обанкротилась на самом деле.

"Как правило, в основании такого иска лежит реальное обязательство ответчика, подтвержденное решением суда о взыскании долга, — говорит партнер Апелляционного центра Владимир Полуянов. — Но только обязательство уже исполненное, о чем заявитель умалчивает".

Виды урона

Эффект от такого иска может быть разным и зависит от размера реальных трудностей компании–жертвы. Если она твердо стоит на ногах, то ущерб, скорее всего, сведется к неприятным объяснениям с кредиторами и контрагентами. Но могут быть и реальные сложности. "В нашей практике был пример, когда такой метод использовался как предлог для одностороннего расторжения контракта. Сам факт возбуждения дела о банкротстве должника был основанием для расторжения, прописанным в договоре, — рассказывает старший юрист РАУД Юрий Апухтин. — В результате компания получила убытки. Другая фирма упустила крупный госконтракт, так как иск о банкротстве является условием для недопуска к тендеру".

По словам Натальи Танцюры, юриста ОКГ, в ее практике с помощью липового иска банк получил право требования досрочного погашения кредита. "Такое условие прописано практически в 100% кредитных договоров", — согласна с коллегой Ирина Серова, руководитель петербургского филиала "Хренов и партнеры".

Возможен и эффект снежного кома, добавляет юрист "Прайм Эдвайс" Анастасия Морозкова: "После появления информации о банкротном иске иные кредиторы поспешат предъявить свои требования — на этот раз реальные. Тогда должнику будет сложно погасить поднявшийся ажиотаж и избежать ухода в процедуру банкротства".

Нет приема

"Противодействовать таким действиям практически невозможно, — признает Нина Боер, управляющий партнер "Юсланд". — Остается лишь подробно информировать суд о недостоверности поданных документов". В этом случае суд довольно быстро вернет иск заявителю.

Но даже в лучшем случае на это потребуется несколько дней, в течение которых ответчику придется убеждать в своей финансовой состоятельности контрагентов.

"Практически все, что должник может сделать, занимает столько времени, что цели злодеев уже достигаются, — говорит Владимир Полуянов. — К тому же жизнь показывает, что даже оригиналы платежных документов с четким указанием назначения платежа не всегда убеждают партнеров".


Возврат к списку