Недоступный бизнес - регистрация юр.лица

27 Марта 2019

Регистрации ООО и ИП в современных условиях бизнеса

Д 04.03.19. АПИ — Еще в 2012 году Президент России Владимир Путин поставил перед чиновниками задачу – повысить позицию нашей страны в рейтинге Всемирного банка Doing Business со 120-го до 20-го места. С целью достижения такого результата законодатели из года в год упрощают процедуру создания новых юридических лиц. В результате уже в 2017 году по этому показателю Россия заняла в Doing Business 29-ю строчку. По общему правилу на регистрацию бизнеса выделяется всего пять рабочих дней, документы можно направить почтой, через нотариуса или Интернет. Кроме того, с этого года при подаче заявления в электронной форме, в том числе через МФЦ или Единый портал государственных и муниципальных услуг, бизнесмены освобождаются от уплаты государственной пошлины.

Знание – сила

Как регистрировать юр.лицо в 2019?

Действующий федеральный закон предусматривает уведомительный порядок регистрации юридических лиц – налоговые органы не вправе проверять целесообразность создаваемого бизнеса. Презюмируется, что все желающие заняться предпринимательской деятельностью являются законопослушными.

В непростой ситуации оказался калининградец Александр Ягелавичус. В начале октября 2017 года он подал документы на регистрацию ООО «ЛираБалт». Но налоговики усомнились в добросовестности предпринимателя, так как он уже являлся единственным учредителем и руководителем двух других юридических лиц – ООО «Радикс» и ООО «Гратек», занимающихся теми же видами деятельности. Эти компании не имели никаких признаков «однодневок», хотя за ними числилась недоимка по налогам. В ходе проведенного опроса сам заявитель отказался назвать лицо, которое будет вести бухгалтерскую и налоговую отчетность, не сообщил о занимаемых постах руководителя двух компаний, а указал лишь факт работы в качестве водителя в охранной организации и сварщика. На этом основании налоговая служба пришла к выводу, что Александр Ягелавичус является «массовым учредителем», не владеющим информацией о работе принадлежащих ему организаций, а потому «не может рассматриваться как добросовестный участник гражданских правоотношений».

Учредитель оспорил незаконный, по его мнению, отказ в регистрации ООО «ЛираБалт». Александр Ягелавичус лично участвовал в заседании и отвечал на все вопросы, но Арбитражный суд Калининградской области поддержал выводы налоговиков. Апелляционная коллегия также отклонила все доводы заявителя.

В свою очередь, Арбитражный суд Северо-Западного округа напомнил, что учредители не обязаны доказывать целесообразность создания юридического лица, а сами процедуры государственной регистрации не носят разрешительный характер. Закон не запрещает гражданам создавать и руководить несколькими компаниями и осуществлять любые не запрещенные виды деятельности. «Отказ заявителя сообщить регистрирующему органу сведения о лице, которое будет сдавать бухгалтерскую отчетность, не может служить единственным и достаточным основанием отказа в регистрации вновь создаваемого юридического лица», – заключила кассационная коллегия.

После годового разбирательства Александр Ягелавичус заявил, что регистрация ООО «ЛираБалт» утратила для него экономический интерес, а потому суд прекратил производство по делу.

Черная метка

Кто может зарегистрировать бизнес?

В то же время многим россиянам путь в бизнес «заказан». В первую очередь это осужденные за различные экономические преступления, в качестве дополнительного наказания которым суд запретил участие в предпринимательской деятельности. Иные должностные лица, в том числе коммерческих организаций, дисквалифицированы в административном порядке и включены в специальный «черный список».

С 2016 года права регистрировать новые компании и получать статус индивидуальных предпринимателей лишились владельцы и руководители так называемых «брошенных» юридических лиц, то есть исключенных из реестра как недействующие и не погасивших налоговую недоимку. Такие санкции действуют в течение трех лет с момента фактической ликвидации «старой» фирмы. Причем Конституционный суд России допустил по существу обратную силу для нового закона – признал допустимым ограничение прав на занятие бизнесом в том числе «бросивших» юридические лица до 2016 года.

Более того, уличенные в недобросовестности не могут возглавлять даже собственных компаний. Так, Григорий Неясов приобрел ООО «Ярвуд» и, став 100-процентным участником, принял на себя функции руководителя. Однако пермские налоговики отказались вносить соответствующие изменения в ЕГРЮЛ, так как всего годом ранее из него было исключено как недействующее также принадлежащее Григорию Неясову ООО «Модификатор». Служители Фемиды признали такое решение правомерным: «Введенные ограничения направлены на стабилизацию и защиту публичных интересов со стороны государства, обеспечение достоверности сведений, содержащихся в ЕГРЮЛ. В том числе предотвращение создания юридических лиц для недобросовестной деятельности путем использования подставных физических лиц и представления иной недостоверной информации в регистрирующий орган», – заключил Верховный суд России.

С другой стороны, действующая норма позволяет «профессиональным зиц-председателям» избежать попадания в «черный список». Так, ульяновская инспекция отклонила заявление ООО «Оксиум» о назначении его генеральным директором Равиля Камалдинова, который ранее возглавлял «брошенное» ООО «Силинано». Однако арбитражный суд указал на незаконность ограничения прав гражданина, так как за два года до исключения недействующей компании из реестра срочный трудовой договор был расторгнут. Причем отсутствие регистрации такого события в том же ЕГРЮЛ правового значения, по мнению суда, не имеет.

Такое же решение было принято в отношении тюменца Павла Хуртина, возглавившего ООО «РитейлГрупп». Доказательством прекращения его полномочий как генерального директора «брошенного» ЗАО «Сибирьспиртпром» служители Фемиды признали копию трудовой книжки, собственное заявление об увольнении и решение о смене руководителя.

Подтвердил арбитраж и право петрозаводца Якова Фомичева возглавлять бюджетное учреждение «Ресурсный центр развития дополнительного образования». Он действительно был соучредителем ООО «НФС», но за два с половиной года до признания его недействующим отказался от своей доли. «Несмотря на невнесение в ЕГРЮЛ сведений об изменении в составе участников, указанное обстоятельство не свидетельствует о том, что Фомичев Я.В. продолжал быть участником до момента его исключения из ЕГРЮЛ», – констатировал Арбитражный суд Северо-Западного округа.

Мой адрес не дом и не улица

Регистрация бизнеса в СПб

Одна из основных причин отказа в регистрации – использование фиктивного с точки зрения налоговых органов места нахождения (традиционно именуемого юридическим адресом). Причем согласно федеральному закону, при создании юридического лица представлять подтверждающие указанный в документах адрес документы не требуется. При этом заявитель принимает на себя ответственность за достоверность всех сведений.

Пленум Высшего арбитражного суда России еще в 2013 году установил исчерпывающий перечень признаков недостоверности данных об адресе. Например, когда владелец соответствующего помещения сам сообщил в налоговый орган, что никому для ведения бизнеса предоставлять недвижимость не намерен. Либо когда здание по указываемому адресу разрушено или не возведено (объект незавершенного строительства), а также априори не может использоваться (по нему размещены органы государственной власти, воинские части и так далее).

Самый спорный признанный высшей инстанцией критерий – использование так называемых адресов «массовой регистрации». В специальный реестр попадают адреса по которым зарегистрировано не менее пяти юридических лиц, которые фактически там не находятся (почтовая корреспонденция возвращается с пометкой «организация выбыла» или «за истечением срока хранения»). Всего в список «массовых» в настоящее время внесено почти 16 тысяч адресов, но кроме действительно фиктивных в них попали многие здания бизнес-центров, торговых комплексов и так далее. Например, почти семь десятков компаний зарегистрировано на территории Кировского завода в Санкт-Петербурге (доме 47 по проспекту Стачек).

В то же время желающие зарегистрировать юридическое лицо по «сомнительному» адресу вправе представить подтверждающие реальное его использование документы (договора аренды, гарантийные письма собственника недвижимости и так далее). В свою очередь на регистрирующий орган возлагается обязанность доказать недействительность адреса. Для этого инспекторы должны в присутствии двух понятых либо с применением видеозаписи провести осмотр соответствующего объекта недвижимости.

Судебная практика остается пока противоречивой. Так, самарская прокуратура оспорила решение о перерегистрации ООО «ИнвестФинанс». Компания указала в качестве адреса помещение в торгово-офисном центре и представила договора аренды. Однако в момент проведения осмотра инспекция не обнаружила вывесок и иной информации об организации, а сама комната оказалась запертой. Арбитражный суд Волго-Вятского округа счел эти доказательства недостаточными, само по себе внесение здания в перечень адресов массовой регистрации также не свидетельствует о невозможности осуществлять в нем деятельность.

Тогда как при схожей ситуации Арбитражный суд Уральского округа признал обоснованным отказ в регистрации ООО «Церс» в офисном помещении, которое на момент проверки было запертым и не имело таблички. «Совокупностью представленных в материалы настоящего дела доказательств подтверждается, что общество «Церс» по указанному им спорному адресу фактически не находится, данный адрес указан обществом в документах для государственной регистрации без намерения использовать его для осуществления связи», – отмечается в решении суда.

ООО «Комплекс Павелецкий» указало в качестве места нахождения помещение, расположенное на четвертом этаже паркинга. В ходе осмотра выяснилось, что «офис» представляет собой шахту лифта. Служители Фемиды поддержали выводы регистрирующего органа о недостоверности представленной учредителем информации.

Сомнительной налоговая инспекция сочла попытку ООО «Коралл» перерегистрироваться в Южно-Сахалинск, поскольку его директор Сергей Шефер оставался проживать в городе Бердск Новосибирской области. «Шефером С.В. не представлено доказательств о возможности осуществления заявленного вида деятельности – переработке и консервирования рыбы, ракообразных и моллюсков, в частности, материальной возможности развития указанного вида деятельности», – констатировали налоговики, отказывая в регистрации смены места нахождения. Однако арбитражный суд напомнил об отсутствии у участников рынка обязанности доказывать возможность осуществления той или иной деятельности, а нахождение гражданина в другом регионе само по себе не может свидетельствовать об отсутствии возможности осуществлять функции руководителя. К тому же в Южно-Сахалинске находился представитель ООО «Коралл» и принадлежащий ему объект недвижимости. Поэтому отказ в регистрации был признан незаконным.

Справка

Ежемесячно арбитражные суды рассматривают в среднем около ста исков об оспаривании отказа в государственной регистрации юридических лиц или индивидуальных предпринимателей, примерно каждый пятый удовлетворяется.

В 2018 году было зарегистрировано 378 тысяч компаний и 854 тысячи индивидуальных предпринимателей и крестьянских (фермерских) хозяйств. Как недействующие из ЕГРЮЛ исключено 574 тысяч юридических лиц.

Мнения

Илья Широков, руководитель направления «Регистрация» Объединенной Консалтинговой Группы:

Ограничение прав руководителей и владельцев исключенных из ЕГРЮЛ недействующих юридических лиц направлено на повышение правовой осознанности предпринимателей и повышение уровня их ответственности. Но в то же время нужно оценивать умысел каждого лица – учредитель может, скажем так, потерять связь с компанией, а директор – перестать сдавать отчетность, но в итоге под «санкции» попадут все. Запрет же вводится независимо от размера задолженности перед бюджетом, даже на одну копейку. Совсем другая ситуация, когда руководство намеренно доводит ее до критической, официально не ликвидирует компанию и не оплачивает долги, а просто «бросает» юридическое лицо.

Законодателю сложно разграничить подобные случаи, и применяется простой, но в то же время эффективный постулат – Dura lex, sed lex («Закон суров, но это закон» – лат). Равно как необходимо бороться с номинальными учредителями. Пока такая борьба не всегда эффективна – у фискального ведомства для этого не так много механизмов. Даже при опросе заявителя нельзя сделать правильную оценку обстоятельств и вынести справедливое решение. В деле ООО «ЛираБалт» мы видим, что налоговый орган, в целом собрав информацию, не смог предоставить суду исчерпывающих доказательств, указывающих на номинальность бизнеса.

В свою очередь установленный налоговой службой критерий «адреса массовой регистрации» не очень объективен. По сути любой бизнес-центр может автоматически попасть в такой список, и добросовестные компании вынуждены будут жить с таким «ярлыком». С другой стороны, сам арендодатель должен действовать добросовестно и не заключать по существу фиктивные договора на предоставление «юридического адреса» компаниям, которые по ним фактически находиться не будут. Налоговая служба борется именно с такими адресами.


Источник: АПИ press

Возврат к списку