Око начальника

1 Ноября 2019

Многие компании ведут видеонаблюдение за рабочими местами сотрудников, прослушивают служебные телефоны, контролируют корпоративную почту и отслеживают передвижения подчиненных. При соблюдении формальностей и предупреждении такой контроль не нарушает прав работников.

31.10.2019. АПИ — Конституция России гарантирует тайну связи и защиту частной жизни. Трудовой кодекс РФ и федеральный закон регламентируют обработку персональных данных работающих, к которым относится в том числе и их внешность. Однако на практике все эти права сотрудников существенно ограничены.

Сам себе режиссер

В большинстве офисов, магазинов и иных организаций в настоящее время применяются средства видеозаписи. Чаще всего они устанавливаются в целях обеспечения безопасности, в том числе во исполнение соответствующих нормативных предписаний.

С другой стороны, согласно действующему федеральному закону характерные физиологические особенности человека относятся к его биометрическим персональным данным. По мнению Роскомнадзора, таковыми является в том числе изображение внешности – фотография или видеозапись, которые позволяют установить личность и используются оператором для идентификации гражданина. Обработка такой информации без письменного согласия лица допускается только уполномоченными органами и в строго определенных целях (оперативно-разыскной деятельности, противодействия терроризму и коррупции, исполнения судебных актов и так далее). Вместе с тем ведение, хранение и даже публикация видеозаписи с лицами граждан, по мнению чиновников, не является нарушением: «До передачи материалов видеосъемки в публичных местах и на охраняемой территории для установления личности снятого человека они не являются биометрическим персональными данными, поскольку не используются оператором (владельцем видеокамеры или организовавшим ее эксплуатацию) для установления личности», – убеждены в Роскомнадзоре.

Судебная практика складывается не пользу пытающихся отстоять право на неприкосновенность трудящихся. Например, руководство завода «Желдореммаш» в Улан-Удэ установило системы видеоконтроля с целью борьбы с хищениями. Так, в кабинете заместителя директора Олега Овсянникова ранее находился гардероб, в котором была совершена кража. Отклоняя иск уволенного топ-менеджера, суд констатировал, что установка системы видеонаблюдения была связана с обеспечением безопасности, контроля соблюдения правил внутреннего трудового распорядка и дисциплины, а потому не является источником получения персональных данных работника.

Отклонили служители Фемиды и требования начальника отдела организационно-правового, кадрового и информационного обеспечения Краевого автономного учреждения «Государственная экспертиза Алтайского края» Анны Гюнтер. По ее мнению, видеокамеры исключительно над ее рабочим местом были установлены с целью сбора о ней компрометирующей информации: «Видеонаблюдение установлено для обеспечения сохранности товарно-материальных ценностей и контроля исполнения трудовых обязанностей сотрудников. Доказательств нарушения ответчиком положения о неразглашении персональных данных истцом не предоставлено», – заключил суд.

Свердловский областной суд подтвердил законность действий должностного лица Уральского железнодорожного техникума Екатерины Ямщиковой, скопировавшей видеозаписи в помещениях образовательного учреждения на личную «флэшку» с целью контроля за одним из преподавателей. «Установка системы видеонаблюдения связана с обеспечением безопасности, в силу чего не является источником получения персональных данных. Копирование видеозаписи рабочего процесса не является раскрытием персональных данных и не нарушает закон», – отмечается в решении суда.

На основании видеозаписи был привлечен к дисциплинарной ответственности водитель трамвая ГУП «Мосгортранс» Дашков. Служители Фемиды признали такие доказательства допустимыми: «Система видеонаблюдения, в том числе в кабинах трамваев, установлена на законных основаниях. Получение информации с камер видеонаблюдения имеет своей целью профилактику правонарушений, совершаемых водителями трамваев, и исключение случаев причинения вреда здоровью пассажиров во время управления трамваем», – заключил Московский городской суд.

Предупрежден и не возражай

В то же время в Роскомнадзоре полагают, что при ведении видеонаблюдения в рабочих помещениях работодатель обязан уведомить подчиненных об изменении условий трудового договора. Согласно действующему Трудовому кодексу РФ, такое извещение должно под роспись вручаться не менее чем за две недели до включения камер. При отказе сотрудника продолжать работу в новых условиях и отсутствии подходящих вакансий договор может быть прекращен без выплаты какой-либо компенсации.

При рассмотрении большинства подобных споров суды в первую очередь оценивают соблюдение администрациями компаний формальностей. Например, отклоняя иск заместителя главного врача Клинического родильного дома № 6 Новосибирска, служители Фемиды признали видеонаблюдение на рабочих местах, в производственных помещениях и на территории правомерным, если оно осуществляется только для конкретных и заранее определенных правомерных целей, работники поставлены в известность о ведении видеонаблюдения и оно ведется открыто (имеются соответствующие информационные таблички в зонах видимости камер). Законным служители Фемиды сочли и введение видеоконтроля в Дирекции спортивных сооружений Калининградской области: работники были поставлены в известность об использовании в учреждении систем видеонаблюдения в служебных помещениях и прилегающей территории, а также аудиофиксации в вестибюле здания.

Более того, в ряде случаев суды не считают установку камер изменением условий труда. Такое решение было принято по иску машиниста столичного метрополитена Комарова, который в нарушение должностной инструкции закрыл объектив размещенной в кабине электропоезда камеры (системы видеонаблюдения и регистрации параметров движения поезда – РПДП). «Установка системы видеонаблюдения в кабине машиниста, то есть на рабочем месте истца, не является изменением определенных сторонами условий трудового договора, так как связана с обеспечением безопасности, в силу чего также не является и источником получения персональных данных работника», – констатировали служители Фемиды.

Прозрачная почта

Не вправе трудящиеся претендовать и на конфиденциальность переговоров по служебным телефонам и переписки с адреса корпоративной электронной почты. Согласно федеральному закону, предоставление такой информации отправителю и получателю, равно как и участнику разговора, не считается нарушением тайны связи. Поэтому, в частности, являющаяся корпоративным абонентом компания легально получает у оператора детализацию разговоров и SMS-сообщений, совершенных или отправленных с находящихся у сотрудников мобильных телефонов. Согласия последних для этого не требуется.

Вопрос о законности перлюстрации служебной почты перед Конституционным судом России поставил бывший директор департамента ЗАО «Стройтрансгаз» Александр Сушков. Служба безопасности компании выяснила, что с корпоративной на свою личную почту на портале Mail.ru сотрудник отправлял конфиденциальные документы и персональные данные коллег. Просмотрев такую переписку, работодатель принял решение об увольнении подчиненного. Высшая инстанция пришла к выводу, что владелец интернет-сервисов даже в отсутствие четкого законодательного регулирования его деятельности обязан обеспечивать тайну связи. Тогда как вопрос легитимности действий работодателя не оценивался. При пересмотре дела Московский городской суд принял составленный предприятием акт регистрации инцидентов информационной безопасности как допустимое доказательство вменяемого Александру Сушкову проступка.

Верховный суд России также уклонился от решения вопроса о правомерности ведения одним из участников телефонного разговора скрытой записи. По словам судьи Петра Кондратова, такая фиксация может быть необходимой в целях защиты от противоправного поведения. «В таком случае право второго участника разговора формально нарушается, но должно ли признаваться это преступление?» – отмечал Петр Кондратов. В итоге высшая инстанция отказалась решать этот вопрос, оставив его на усмотрение служителей Фемиды на местах и законотворцев.

Мнение юриста в отношении тайны связи и защиты частной жизни

Наталия Ильина , корпоративный юрист Объединенной Консалтинговой Группы

В настоящее время работодатели активно внедряют различные системы контроля за использованием рабочего времени работниками, будь то видеокамеры, анализ телефонных звонков, контроль исходящих и входящих e-mail, использование трафика в сети Интернет.

Согласно Трудовому кодексу РФ, в рабочее время сотрудник должен исполнять трудовые обязанности. Очевидно, что частная жизнь работника может быть неразрывно связана с рабочим временем. Например, непредвиденные личные обстоятельства (скажем, болезнь или смерть близкого) отвлекут работника от выполнения им своих трудовых функций, о чем работодатель узнает с помощью одного из вышеуказанных механизмов.

Для предупреждения конфликтов необходимо закрепить такие механизмы контроля за использованием рабочего времени во внутренних положениях организации и ознакомить с ними сотрудников. В этом случае персонал будет понимать, что основная цель работодателя будет не только в контроле, но и в защите работников от несчастных случаев. Кроме того, компания вправе внести изменения в трудовые договоры или подписать дополнительные соглашения к ним, а также получить согласие подчиненных на обработку их персональных данных.

Вместе с тем установка видеокамер не на рабочем месте, а, например, в туалетах, раздевалках, местах приема пищи, помещениях для курения и тому подобных будет незаконной.


Источник: АПИ-Press

Возврат к списку