Маскировка под самозанятых: что по этому поводу думают налоговики?

25.04.2022

ФНС дала рекомендациям инспекторам, как выявлять использование самозанятых граждан в схеме ухода от налогов.

ФНС разослала для использования инспекциями на местах письмо с описанием признаков, по которым могут выявляться схемы получения необоснованной налоговой выгоды, т.е. экономии на налогах (о письме ФНС написал РБК 19 апреля 2022 года). И касаются эти признаки использования в деятельности компаний труда самозанятых. Выделено три основных признака:

  • наличие рабочего места;

  • нефиксированный объем работ, иначе говоря, нет четкой привязки, какой объем работ и в какие сроки должен быть выполнен;

  • постоянная оплата, т.е. физическое лицо получает оплату за свою работу на системной основе, возможно, ежемесячно.

Количество самозанятых в РФ растёт, по данным агентства ПРАЙМ в текущем 2022 году оно превысило 4 млн. человек. Самозанятые самостоятельно уплачивают налог на профессиональный доход с полученных вознаграждений, что весьма выгодно и эффективно с точки зрения организации процесса работы и отсутствия дополнительных расходов для организаций, с которыми они сотрудничают.

И вот ФНС решила, что нужно более тщательно контролировать договоры между организациями и самозанятыми с целью выявления фактов, когда таким договором гражданско-правового характера прикрывается трудовой договор. А это означает, что организация не уплачивает с оплаты «фактически трудового договора» социальные взносы и не удерживает НДФЛ.

Для сравнения: в общем случае ставка налога на профессиональный доход при получении выплат от юридического лица составляет 6%, а НДФЛ – 13%. Итак, на что предлагает обратить внимание ФНС, чтобы выявить нелегальную схему использования самозанятого:

  • в договоре с самозанятым указывается общий перечень работ (по аналогии с трудовым), нет привязки к конкретному объему работы и определенным срокам для его выполнения;

  • договор не является разовым, т.е. заключается на системной основе/периодически, или вообще на календарный год;

  • в договоре установлена ежемесячная оплата, т.е. без привязки к объему выполненных работ;

  • самозанятый может быть включён в деятельность организации, в т.ч. нести материальную ответственность;

  • договором предусмотрено, что самозанятый подчиняется внутреннему трудовому распорядку (видимо, речь может идти о графике работы), выполняет распоряжения руководства.

Отмечу, что подобные, весьма общие признаки можно отнести и на договоры, заключаемые с индивидуальными предпринимателями. Означает ли это, что и ИП являются «слабым» элементом в налоговом планировании компаний? Очевидно, что компаниям, использующим в деятельности договоры с самозанятыми и индивидуальными предпринимателями, следует более внимательно отнестись к формулировкам договоров; оценить налоговые риски и заранее аргументировать необходимость именно такого формата работы.           

Елена Дубинянская, руководитель отдела "Аудита и финансов" ОКГ


Возврат к списку