Управленцы имеют право на риск

07.04.2021

Мы внимательно следим за новостями судебной практики привлечения предпринимателей и руководителей к субсидиарной ответственности за неподачу заявления о признании должника организации банкротом, и всегда с готовностью разбираем для наших клиентов сложные вопросы законодательства в этом направлении на свежих примерах.

Я уже писала об обстоятельствах, при которых закон обязывает руководителей и собственников инициировать банкротство должника.

Юристам нашей практики показались интересными судебные акты окружного арбитражного суда, в котором суды приводят доводы, защищающие руководителей предприятия, которое оказалось в процедуре банкротства. Также значимым можно считать и январское постановление кассационной инстанции. Особенно порадовали слова суда о том, что институт субсидиарной ответственности не может применяться в случае принятия неверных управленческих решений, находящихся в пределах обычного делового предпринимательского риска. Субсидиарная ответственность, считает судья, возникает только в случае недобросовестных действий руководителей, нарушивших интересы конкурсных кредиторов.

В заявлении о привлечении к субсидиарной ответственности конкурсный кредитор указал, что Общество уже в марте 2018 года отвечало признакам неплатежеспособности, о чем должно было быть известно ответчикам, так как Общество не оплатило в полном объеме очередной платеж по мировому соглашению.

В этом заявлении суды отказывают кредиторам в привлечении к субсидиарной ответственности, объясняя, что если само по себе возникновение признаков неплатежеспособности либо обстоятельств, названных в абзацах пятом, седьмом пункта 1 статьи 9 Закона о банкротстве, не свидетельствовало об объективном банкротстве. Мы также писали об этих критериях ранее. Сейчас же напомним, что это критический момент, в который должник из-за снижения стоимости чистых активов стал неспособен в полном объеме удовлетворить требования кредиторов, в том числе по уплате обязательных платежей. При этом руководитель, несмотря на временные финансовые затруднения, добросовестно рассчитывал на их преодоление в разумный срок, приложил максимальные усилия для достижения такого результата, выполняя экономически обоснованный план.

Такой руководитель с учетом общеправовых принципов юридической ответственности (в том числе предполагающих по общему правилу наличие вины) освобождается от субсидиарной ответственности на тот период, пока выполнение его плана является разумным. Вместе с тем судами первой и апелляционной инстанций установлено, что в анализе финансового состояния должника указано, что чистая прибыль в 2017 году составила 204 000 руб.

Как пояснили ответчики, на годовом общем собрании участников в марте 2018 года на утверждение была представлена бухгалтерская отчетность Общества за 2017 год. В соответствии с отчетом о прибылях и убытках (форма 2) 2017 год был прибыльным, совокупный финансовый результат - чистая прибыль общества составила 204 000 руб., убытка не было.

С учетом изложенного суды обоснованно указали, что само по себе наличие задолженности перед кредиторами, как и просрочка исполнения обязательств по мировому соглашению с учетом особенностей деятельности должника и фактических обстоятельств не могут однозначно свидетельствовать о неплатежеспособности должника и являться безусловными основаниями для немедленного обращения в арбитражный суд с заявлением о признании должника несостоятельным (банкротом).



Наталья Танцюра, руководитель практики "Разрешение споров и банкротство"


Возврат к списку